2016/05/11 11:39:57

Интервью с генеральным директором «Техносерв Консалтинг» Кириллом Булгаковым

Кирилл Булгаков, генеральный директор «Техносерв Консалтинг», в интервью TAdviser рассказал о проблемах российского ИТ-рынка, актуальных инновациях и востребованных решениях.

Кирилл <br /><b>Булгаков</b> <div>Импортозамещение не помеха высокому спросу на SAP</div>
Кирилл
Булгаков
Импортозамещение не помеха высокому спросу на SAP

Российская экономика переживает не лучшие времена, в следствие чего многие компании сокращают ИТ-бюджеты и сворачивают ИТ-проекты. С каким результатом закончила ваша компания 2015 год? Повлиял ли кризис на его итоги?

Кирилл Булгаков: Основной деятельностью «Техносерв Консалтинг» является внедрение промышленных бизнес-приложений, которые автоматизируют ключевые бизнес-процессы крупнейших компаний в России, охватывая зачастую десятки тысяч рабочих мест. Такие проекты могут длиться годами, поэтому любые рыночные изменения мы ощущаем не сразу. Также следует отметить, что спад в сегменте консалтинговых проектов, в котором наша компания является одним из лидеров, оказался значительно меньше, чем, например, продажи ПО и «железа». Крупные проекты дали нам некоторую устойчивость, поэтому 2015 год мы закончили с прибылью, хотя в целом год был не простой.

Если говорить о внедрении бизнес-приложений, то какие именно направления вызывают наибольший интерес у заказчиков?

Кирилл Булгаков: В первую очередь это направление BPM-систем, которое развивается очень стремительно. К тому же BPM является одним из ключевых направлений, на котором строится концепция цифрового бизнеса.

BPM однозначно является трендом 2016 года. Несмотря на то, что данные технологии известны уже давно, понимание, в чем именно ценность этих систем и как ее результаты применять на практике, появилось только сейчас. Примечательно, что раньше BPM-системы внедряли в основном банки, однако, сейчас большие проекты можно встретить в энергетике и даже сельхозпроизводстве.

То есть сельхозпроизводители начали активно осваивать ИТ?

Кирилл Булгаков: Да, сельское хозяйство сейчас развивается. К примеру, в 2015 году мы внедрили отличное функциональное решение на «» в белгородской компании «Белая птица».

Сейчас наша компания участвует в ряде крупных тендеров сельхозпредприятий. В одном из таких проектов речь идет о создании комплексной информационной системы для агропромышленного холдинга с внушительным перечнем задач и значительным бюджетом. Все это только подтверждает интерес данной отрасли к информационным технологиям.

Таким предприятиям в первую очередь необходимы системы для управления казначейством и управления бизнес-процессами. Естественно компании хотят видеть решения, учитывающие специфику их деятельности, однако, в России подобных систем пока нет, поэтому сейчас мы предлагаем и внедряем западные продукты. Я считаю, что отечественные разработчики должны обратить внимание на эту нишу.

А как обстоят дела в других отраслях?

Кирилл Булгаков: Если смотреть в целом, то сегодня достаточно большое количество клиентов не хочет запускать новые проекты. Тем не менее, для многих компаний автоматизация действительно необходима и является фактором выживания. Так, розничный бизнес полностью зависит от информационных технологий, и автоматизация даже одного процесса может значительно повысить его эффективность и привести к росту доходов. Поэтому отказ от ИТ-проектов в этом случае может обойтись слишком дорого, вплоть до потери своих позиций на рынке.

Аналогичную ситуацию можно заметить и в банковском секторе. Наша компания уже много лет успешно работает с кредитными учреждениями, и здесь наблюдается два варианта развития событий. Если средние банки, фактически, борются за свое выживание, то крупные - продолжают проекты и довольно часто даже увеличивают их масштабы. Эти организации смотрят в сторону инноваций, которые не только могут поддержать их задачи сейчас, но и дать толчок к развитию в будущем. Яркими примерами являются «Альфа-Банк», «Сбербанк» и ВТБ24. Эти учреждения активно продолжают развивать уже начатые проекты и запускают новые.

Какие инновации вы имеете в виду? Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Кирилл Булгаков: Сейчас все говорят про цифровую трансформацию. При этом именно информационные технологии являются её основой. Фактически ИТ становятся драйвером развития компании. Доказательством того, что цифровой век уже наступил, может служить, к примеру, тот факт, что даже довольно консервативные банки двигаются в сторону Digital. И наша компания, в свою очередь, также расширяет продуктовую линейку. Например, банкам мы предлагаем решение iBanking, которое как раз покрывает все процессы коммуникации с клиентами через удаленные каналы.

Не менее актуальной является тема больших данных (big data). По сути это «умная» аналитическая система, способная оперативно обрабатывать огромные объемы данных. Но для того, чтобы получить бизнес-результат необходимы сценарии обработки этих данных. Конкретные сценарии, которые можно применять на практике, начали появляться совсем недавно. Вместе с ними стартовали и проекты в данной области. Так, к примеру, «Техносерв Консалтинг» сейчас развивает программу лояльности в «Аэрофлоте». Использование больших данных в этом проекте позволит авиаперевозчику создать более персонифицированные сервисы и коммуникации с каждым клиентом.

Еще одно модное сегодня слово – дисраптер. Это новые бизнес-модели, которые кардинально меняют устоявшиеся подходы к ведению бизнеса. Примером дисраптера может служить «Тинькофф банк», полностью цифровой банк, чей пример до сих пор не удалось повторить никому на рынке. Кстати, в «Тинькофф банке» мы внедряли BPM-систему для поддержки большинства основных бизнес-процессов.

В мире о цифровой трансформации говорят уже довольно давно. А как обстоят дела в России?

Кирилл Булгаков: Разговоров было действительно много, но в реальности бизнес-модели для цифровой трансформации появились только к концу 2015 года. По крайней мере, те, которые можно применить в нашей стране.

За рубежом можно найти множество примеров использования схемы white-label bank, когда финансовое учреждение подключает розничную компанию к своей системе и позволяет ей продавать банковские услуги под ее брендом. В России к такому подходу пока только присматриваются. Но даже этот факт позволяет говорить о том, что в скором времени подобные бизнес-модели появятся и у нас.

Какие решения, на ваш взгляд, являются наиболее востребованными сейчас?

Кирилл Булгаков: Прежде всего, это Core-системы. Так, например, несмотря на популярный тренд импортозамещения, сегодня по-прежнему отмечается высокий спрос на решения SAP. Многие заказчики не просто развивают ранее запущенные проекты SAP, но и начинают совершенно новые. Мы сейчас активно увеличиваем штат SAP-специалистов, при том, что в нашей компании одна из самых сильных и обширных практик на российском рынке.

Сложно ли найти сейчас специалиста, который бы подходил под ваши требования?

Кирилл Булгаков: Сейчас можно встретить множество людей, поработавших на крупных проектах и сделавших себе красивую запись в резюме, которые пытаются себя выгодно продать, не обладая при этом достаточными знаниями и опытом. К сожалению, для того чтобы это понять, требуется время, и иногда довольно длительное. В конченом итоге через год-полтора мы с таким сотрудником расстаёмся, а у него появляется еще одна привлекательная строчка в резюме.

Также можно встретить специалистов, которые глубоко разбираются в системе, но при этом не умеют общаться и договариваться с клиентом. А на сложных проектах последний фактор может оказаться ключевым, т.к. необходимо слушать и слышать клиента, правильно реализовывать его потребности в проекте. Помимо этого, крайне важно, чтобы новую систему восприняли конечные пользователи. В этом случае необходимо правильно объяснить преимущества системы, научить с ней работать, и при этом не вызвать раздражения. Сочетать эти навыки: знание системы и умение общаться с клиентами, - могут, к сожалению, далеко не все консультанты.

Занимается ли ваша компания проектами за рубежом? Какие особенности существуют в данном направлении?

Кирилл Булгаков: Конечно, мы смотрим в сторону оффшорного программирования. У нас есть прекрасный опыт разработки кастомизированных решений для самых разных бизнес-систем. Но в данном случае сложность заключается в том, что консультанты, которые генерируют основную добавленную стоимость в таких проектах, — это не экспортный товар. Их необходимо отправлять за рубеж для непосредственной работы с самими заказчиками. И часто, даже иногда после первого проекта, консультанты уже не хотят возвращаться в Россию. Несмотря на это, мы будем развивать такую модель, поскольку она стимулирует развитие бизнеса и позволяет получать валютную выручку.

В текущих условиях, когда рынок не стабилен, возникают ли у вашей компании сложности из-за постоянных колебаний курсов валют?

Кирилл Булгаков: Наша компания достаточно спокойно живет в этом сценарии, поскольку основная часть расходов и контрактов у нас в рублях.

Однако, сложности возникают при продаже лицензий и технического сопровождения их - здесь запросто можно потерять деньги, если не хеджировать риски. Можно вспомнить, к примеру, ситуацию, когда курс менялся пока я шел по коридору из кабинета финансового директора в свой. А это означало, что появлялась разница, и порой весьма существенная.

В прошлом году спрос на лицензии заметно упал, при этом в 2016 году стоит ждать еще большего падения продаж. А значит, риск, связанный именно с продажей лицензий, а следовательно и с колебаниями курса становится не таким критичным для нас.

Как по вашему мнению будет развиваться отечественный ИТ-рынок в ближайшие годы?

Кирилл Булгаков: Принципиально в ближайшие годы ситуация не изменится. Проблемы медленно, но нарастают, и это достаточно сильно влияет на эмоциональный фон – люди становятся встревоженными и дестабилизированными. К тому же, если такая ситуация продолжается длительное время, ни к чему хорошему это не приводит. Поэтому лучше, когда кризис резкий - можно быстро собраться, побороть трудности и двигаться дальше.

В целом рынок будет продолжать сжиматься. Особенно тяжело будет компаниям, которые сконцентрированы на работе с СМБ-сегментом. Выжить у них получится в случае, если они поставляют узкоспециализированные решения, без которых не сможет работать бизнес. Конечно, будут также происходить точечные внедрения каких-то поддерживающих систем, но о крупных комплексных проектах в этом сегменте речь уже не идет.

Среди крупных клиентов будет развиваться тренд использования инсорсинговых ИТ-компаний. Практически у всех отраслевых лидеров уже созданы «карманные» поставщики ИТ, однако, мало у кого эта схема пока работает эффективно.

Тяжело себя чувствуют поставщики «железа», при этом их перспективы в этом году будут еще хуже. Единственный тип оборудования, который позволяет компаниям оставаться в плюсе, – это решения в области безопасности. Также развиваются облачные услуги, однако темпы здесь ниже, чем хотелось бы. Все это позволяет говорить о том, что в ближайшие годы всем участниками отечественного ИТ-рынка придется затянуть пояса.