СМ. ТАКЖЕ (2)

Содержание

<b>Шашаев Алексей Евгеньевич</b>
Шашаев Алексей Евгеньевич

Биография

Шашаев Алексей Евгеньевич родился 25 сентября 1962 года в Москве.

Замначальника ИТ-департамента Рособоронэкспорта

С начала 2000-х годов работал заместителем начальника департамента информационных технологий ФГУП "Рособоронэкспорт", гендиректором которого был Андрей Бельянинов.

Начальник ГУИТ ФТС

13 июня 2006 года, через месяц после назначения Бельянинова главой Федеральной таможенной службы (ФТС), был принят на работу в ведомство на должность начальника Главного управления ИТ. При назначении получил специальное звание полковника таможенной службы и надбавку "за сложность, напряженность и специальный режим службы" в размере 120% должностного оклада. Дослужился до звания генерал-лейтенанта таможенной службы.

Перевод на Украину

В 2014 году возглавил представительство ФТС на Украине.

Уголовное дело

2014: Следствие

В октябре 2014 года стало известно о том, что Главное следственное управление СКР по Москве возбудило в отношении Алексея Шашаева уголовное дело по ч. 3 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия). На 5 ноября 2014 года он вместе с защитниками был вызван в ГСУ СКР для предъявления обвинения. По инкриминируемому преступлению генералу грозило до десяти лет лишения свободы. Почти все остальные фигуранты этого громкого дела сначала были определены в СИЗО.

В свою очередь, защита не исключала, что СКР, заранее известив генерала о следственных действиях, возможно, пытался оказать на него давление, спровоцировав на побег, но Алексей Шашаев "не собирается скрываться, так как намерен доказать свою невиновность", заявила защита.

По версии следствия, генерал-лейтенант Шашаев, руководя главным управлением информационных технологий (ГУИТ) ФТС, и его подчиненная — замначальника отдела планирования оснащения средствами информатизации Елена Соболева злоупотребили полномочиями, вступив в неформальные отношения с компанией "СБЛ-Техноложис" — давним партнером таможенной службы. Стремясь заработать на контрактах с компанией, выпускающей ПО для используемой в ФТС системы на базе Oracle, сотрудники ГУИТ подготовили условия конкурса 2012 года таким образом, что победить в нем могла только "СБЛ-Техноложис". При этом стоимость самого контракта, о котором было объявлено на портале госуслуг zakupki.gov.ru, по версии следствия, завысили до 332 млн руб. с тем, чтобы коммерсанты потом смогли "откатить" его организаторам заранее оговоренные 15% от выплаченных им средств.

Фактическую стоимость контракта, который в итоге был заключен с "СБЛ-Техноложис", СКР определил в 206 млн руб. А ущерб, нанесенный действиями сотрудников ФТС государству, по версии следствия, составил 125 млн руб.

При этом организатором преступной группы следствие считает не таможенников, а предпринимателя Игоря Береговского, являющегося соучредителем "СБЛ-Техноложис". Тот, по версии следствия, вовлек в дело другого соучредителя этой организации — Станислава Сорокина, а уже они вместе уговорили участвовать в конкурсе за откаты гендиректора "СБЛ-Техноложис" Вячеслава Лысакова.

По сведениям издания "Ъ", расследование громкого дела началось после явки с повинной в следственные органы осенью 2013 года Вячеслава Лысакова. Коммерсант, согласившись сотрудничать со следствием, под контролем оперативников обналичил 76 млн руб., которые частями должен был передать Станиславу Сорокину, а тот, в свою очередь, Игорю Береговскому. Последний, рассчитывало следствие, занесет откат своим людям в ФТС.

Однако спецоперация провалилась. Станислав Сорокин, дважды получив купюры, номера которых были заранее переписаны, не передал их по цепочке, а положил в свою банковскую ячейку. На третий раз, когда Вячеславу Лысакову 12 декабря 2013 года удалось наконец встретиться с обоими учредителями "СБЛ-Техноложис" в ресторане "Бакинский бульвар", всех троих задержали сотрудники ФСБ. При этом они оформили получение учредителями ООО 46 млн руб. Правда, сотрудничать со следствием и нести деньги под контролем оперативников в ФТС Игорь Береговский отказался, сообщив, что не располагает никакими коррупционными связями на таможне. В результате все трое были обвинены по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). Вячеслав Лысаков остался на свободе, а его подельников Сорокина и Береговского арестовал Пресненский райсуд.

После этого следователи и оперативники занялись сотрудницей ФТС Соболевой, готовившей конкурс. Сначала, по сведениям защиты, ей тоже предложили сотрудничать, но она отказалась. А в феврале 2014 года, не обнаружив женщину в Москве, ГСУ СКР объявило ее в розыск. Впрочем, оказалось, что она не скрывается, а лечится в ведомственном санатории ФТС в Кавказских Минеральных Водах. Там, после того как женщина сообщила о своем местонахождении следователю телеграммой, ее и задержали, но Кисловодский горсуд отказал СКР в ее помещении в СИЗО, ограничившись домашним арестом. Только в мае 2014 года после долгих разбирательств Пресненский райсуд определил ее в камеру, причем на заседании обвиняемая и ее защита заявляли об оказанном на них давлении с целью добиться показаний на высокопоставленных сотрудников ФТС.

28 октября 2014 года, когда Елене Соболевой предъявили обвинение в новой редакции, добавив к мошенничеству ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий), она дала развернутые показания следствию. В них, в частности, сообщалось, что сотрудница ФТС не признает свою вину, а в преступный сговор с предпринимателями и тем более с генералом Шашаевым она не вступала. По версии обвиняемой, она не разглашала служебную информацию по подготовке конкурса представителям "СБЛ-Техноложис" и не вносила так называемые закладки в условия аукциона, благодаря которым победила именно эта компания.

Необходимость же проведения самого тендера Елена Соболева объяснила "многочисленными сбоями и ошибками" в работе специализированных программ, которые использует ФТС. Кроме того, Елена Соболева обратила внимание следствия на "нестыковку обвинения" в том, что 15-процентная сумма отката, который якобы рассчитывали получить участники преступной группы, явно не соответствует необоснованному завышению стоимости госконтракта на 125 млн руб., как считают в ГСУ СКР.

В свою очередь, защита генерал-лейтенанта Шашаева, ознакомившись с материалами следствия, обратилась в Генпрокуратуру, указав на незаконность и необоснованность возбуждения уголовного дела. Как стало известно "Ъ", адвокаты полагают, что из постановления ГСУ СКР вообще неясно, какие именно преступные действия мог совершить их подзащитный. По их словам, генерал Шашаев лично разработкой конкурсной документации не занимался, каких-либо данных в нее не вносил и из нее не исключал, являясь одним из восьми членов комиссии ФТС по размещению госзаказов. Причем все остальные члены комиссии не являлись подчиненными генерала, а повлиять на решение входившего в нее замглавы ФТС он и вовсе никак не мог.

Ссылку следствия на "закладки" в условиях конкурса, позволившие "СБЛ-Техноложис" его выиграть, адвокаты назвали неприемлемой, так как торги проводились на открытой площадке, каждый их участник имел доступ к информации и мог исполнить требования ФТС. Сами же результаты торгов никем не оспаривались, контракт был полностью выполнен еще в январе 2014 года. "СБЛ-Техноложис" взыскало через арбитраж с ФТС более 30 млн руб.— деньги, не выплаченные компании за последний этап работ в рамках госконтракта.

"Утверждения следствия о совершении генералом Шашаевым преступлений основаны на показаниях обвиняемых, которые одновременно сами являются участниками данного преступления и находятся в зависимости от следствия, поэтому достоверными их признать никак нельзя",— говорится в обращении адвокатов[1].

Станислав Сорокин решил сотрудничать со следствием, после чего был переведен из СИЗО под домашний арест.

2015: Суд

8 апреля 2015 года стало известно, что в Москве перед судом предстанут бывшие должностные лица ФТС России генерал-лейтенант таможенной службы Алексей Шашаев, полковник таможенной службы Елена Соболева и двое сообщников Игорь Береговский и Вячеслав Лысаков, обвиняемые в мошенничестве и превышении полномочий. Уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направленно в Тверской суд Москвы для рассмотрения по существу.

В конце ноября 2015 года в Тверском суде Москвы прошли новые предварительные слушания по делу о хищении средств ФТС. Судья снова отклонил все ходатайства защиты, но сторона ответчиков намерена оспаривать постановление.

Первые предварительные слушания по делу о краже бюджетных денег, выделенных на подготовку программного обеспечения для ФТС, состоялись в мае-июне 2015 года. Тогда адвокаты заявили несколько ходатайств, в том числе связанных с признанием недопустимыми доказательствами ряд материалов дела и включением в качестве таковых других документов, а также прошением выпустить обвиняемых из-под ареста, избрав им какую-либо другую меру пресечения. Возможность освобождения фигурантов уголовного дела защита объяснила тем, что они не могут повлиять на ход расследования или оказать давление на свидетелей, с тем чтобы те изменили показания в их пользу.

Обвиняемым в миллионных \"откатах\" по госконтракту чиновникам ФТС дважды не удалось убедить судей
Обвиняемым в миллионных "откатах" по госконтракту чиновникам ФТС дважды не удалось убедить судей

Судья отклонила все эти ходатайства и приступила к слушанию дела по существу. Однако постановление Неверовой было обжаловано в апелляционной инстанции Мосгорсуда. В то же время апелляционная инстанция отклонила жалобу защиты о незаконном продлении сроков ареста представителя ФТС на Украине генерал-лейтенант в отставке Алексея Шашаева, заместителя начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации Елены Соболевой, гендиректора ООО "СБЛ-Техноложис" Вячеслава Лысакова и предпринимателя Игоря Береговского, после чего их адвокаты направили надзорную жалобу в президиум Мосгорсуда.

Ее рассмотрели в конце октября 2015 года. Члены президиума назвали необоснованным отклонение ряда ходатайств защиты. Особенно судей смутил отвод адвокатов, а также слабо мотивированный отказ в пересмотре меры пресечения подсудимым. Правда, как выяснилось на том же заседании президиума, от услуг отведенных адвокатов впоследствии отказался и сам подсудимый Береговский.

В конечно итоге президиум городского суда отменил постановление судьи Татьяны Неверовой и вернул дело в Тверской суд на начальную стадию. В конце ноября 2015 года новый председательствующий на процессе судья Тверского суда Алексей Криворучко вновь отклонил все ходатайства защиты, назначив слушания дела по существу на 10 декабря 2015 года. Защита собирается вновь оспаривать итоги предварительных слушаний.[2]

2016: Приговор - пять лет лишения свободы

В конце июля 2016 года суд приговорил Алексея Шашаева к пяти годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, сообщил Следственный комитет РФ. Чиновника признали виновным в мошенничестве, в результате которого из бюджета были похищены 125 млн рублей.

По версии обвинения, в 2011–2012 гг. Шашаев вместе со своей подчиненной Еленой Соболевой организовал заключение госконтракта с компанией «СБЛ-Техноложис» на поставку ПО для «системы Oracle». Условия контракта, по словам обвинителей, были составлены специально под «СБЛ-Техноложис», а его стоимость — завышена на 125 млн рублей, которые участники сговора планировали разделить между собой.

Алексей Шашаев во время оглашения приговора в Тверском суде Москвы (Фото ТАСС)
Алексей Шашаев во время оглашения приговора в Тверском суде Москвы (Фото ТАСС)

Суд приговорил Елену Соболеву к пяти годам лишения свободы. Сооснователь и гендиректор «СБЛ-Техноложис» Игорь Береговской и Вячеслав Лысаков получили соответственно семь и три года заключения.

Суд также обязал осужденных вернуть в бюджет РФ 125 миллионов рублей.

В СК РФ отмечают, что расследование данного уголовного дела представляло особую сложность в виду «тщательной подготовки соучастников к совершению преступления, а также конспирации их противоправной деятельности».

Защита, как ранее писал «Коммерсант», заявляла об отсутствии в действиях обвиняемых состава преступления. Представители защиты утверждали, что Алексей Шашаев был лишь одним из членов комиссии, принимавшей решение о заключении контракта, а стоимость контракта определяли специалисты компании «РДТЕХ», одного из дистрибуторов Oracle. Работы по контракту были полностью выполнены, при этом ФТС в установленное время не перечислила подрядчику 30 миллионов рублей, что было предметом отдельного судебного разбирательства.

Защита намерена обжаловать приговор, сообщает «Интерфакс»[3].

Примечания